Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

лытдыбр. Сон с Табаковым.

Болел тут. С непонятной периодичностью начинает вдруг болеть голова и спасу от этой боли нет. Как у Булгаковского Понтия Пилата - болит полголовы - гемикрания. С запахом роз, в отличие, всё нормально. Никак не раздражает. Да и роз в доме не оказалось, проверить потому затруднительно, может и вправду - пилатская болезнь...
Когда-то давно даже завалился в больницу с этой болью. Причина боли осталась непрояснённой, но выдрали зуб и накололи всякой гадостью в вены.
Боль изменяет сознание и мерещится всякое. Под утро, знаменуя уход боли, приснилось: на старости лет поступаю к Олегу Табакову учиться актёрскому мастерству. Стою почему-то в фойе какого-то театрального ВУЗа (не прояснённо какого) и жду очереди на общение с Олегом Павловичем. Он в это время шумно, наигрывая лицом всякие гримасы и амплитудно шаля голосом - от Матроскина до чёрте-знает-кого, производит беседу с некой то-ли девицей, то-ли пожилой искусствоведшей, а иногда снилось, что с юной корреспонденткой Первого канала.
Наконец Табакову надоело собственное глубокомысленное кривляние, он обратился ко мне, превратившись в какую-то строгую женщину. Строгая эта женщина, образом схожая с персонажем Табакова из фильма "Мэри Поппинс, до свидания", жестом велела мне начинать демонстрировать актёрские свои таланты.
Тут бы мне и Орлушу почитать - объявилось недавно такое предпенсионное дарование, а я почему-то принялся кривляться лицом "под Табакова" и подбрасывать вверх откуда-то взявшуюся в руках шапку. И, вроде, неловко всем этим заниматься в многолюдном фойе - люди смотрят, да свет телевизионный откуда-то взялся, хотя камеры и не видно... Кошмар, одним словом. Кошмар от глупости и общей унизительности происходящего...
После, без всякого смыслового обоснования, оказался вдруг в скверике перед рестораном "Петрович". О чём-то важном разговариваю с Витой Рамм. И тут проснулся. Голова не болит. Так побаливает, но с этим уже жить можно.
И со сном прояснилось - по одному телеканалу кажут фильм про Олега Табакова, где он мудрствует, разговаривает со всеми разными своими голосами, в окружении своих внучат и детёныша от Зудиной, и без перерыва ест. Ест то, что ему без перерыва же готовит на мангале пожилой сынок Антоша.
Телевизор не выключил, когда из-за боли валился в тяжёлый, но лечебный сон.
И с Витой прояснилось. Давно обещал своему другу из Израиля задать ей один вопросик. Ущербная память моя подвела, а хворое подсознание напомнило - сейчас задам.

дыбр

Идиотизм штука заразная: http://newsru.com/russia/28may2010/leniayo.html
Собственно, я бы и не затевался прописывать банальности, но вчера в ночи, вместо просмотра у Гордона актуального фильма Хржановского-старшего, вынужден был выпивать в Петровиче в кампании малознакомых людей из всяких зарубежный стран - США, Израиля, Таджикистана... К моему другу Рахмону приехали его друзья, которые некогда жили в Душанбе, а после разлетелись по миру, движимые еврейскими своими урождёнными возможностями. Рахмон рекрутировал меня развлекать это странное сборище из шестерых пожилых евреев и одного немолодого таджика. С заданием Рахмона я не справился - к моему приходу сборище друзей уже изрядно набралось, и общалось про меж себя одновременно на трёх языках: на английском, русском и таджикском. Знание мною лишь одного из языков лишало оперативных возможностей общения...
На сцене Петровича бушевал немолодой "Мистер Твистер" и всё происходящее, включая женщин, совокупно напоминало лавку древностей. Я затосковал и принялся выбегать из заведения, разговаривать по телефону с разными другими собеседниками...
Такое длинное вступление я затеял дабы объяснить некоторую собственную раздражительность и взвинченность.
И было явление в ночи - в Петрович прибыл мой давний приятель Мишка - велосипедист, доктор и ярый демократ-либерал (не жириновец). Парень он милый, славный, но не всегда дружит с головой. Я уже рассказывал про него во время новогоднего израильского нашего вояжа. Это он трогательно бродил по аэропорту Бен Гуриона в кипе, всем видом своим изображая духовного репатрианта, и тем же вечером вышел к ужину в колпаке Санта Клауса. Это он прибыл в Израиль с собственным велосипедом. Это он ходит на все либеральные сборища, горячо и путано излагая демократические максимы, и это он склонен к ярому либеральному прозелитизму.  Последнее Мишино увлечение в политической жизни - Синие Ведёрки...
Лично мне эта затея изначально понравилась. Последние годы я уже совсем не либерал, а скорее наоборот - мечтатель о просвещённом авторитаризме. Не решаюсь спросить у Миши - что у него с личной жизнью. не решаюсь, что бы, не дай бог, не наслушаться всяких грустных историй. То что таковые есть в ассортименте у Миши, не сомневаюсь. Что, позвольте спросить, может заставить большого, доброго, милого и взрослого человека проводить свободное время на либеральных шабашах?
Наверняка, жизненная неустроенность и невостребованность близкими. Или же отсутствие таковых...
Так вот - про Синие Ведёрки. Затея славная, правильная и, очевидно, полезная... Но исполнение! Любую правильную тему можно довольно легко довести до запредельной эскалации. Любое идеологическое направление, реализуясь избыточно девальвирует всё хорошее в себе. Будь то: христианская доктрина - ужасы инквизиции, создание клерикальной бюрократии... Фашизм- из естественного националистического желание объединения народа образовалась тема избранности одного единственного, закрепляемая за счёт уничтожения других... В нашей стране эта же беда произошла со светлой идеей коммунизма - спорящего в воплощённом виде с фашизмом в изуверской жестокости...
  То, что наш чиновничий класс забурел - сомнению не подлежит - очевидно, до невероятности. То, что Синими Ведёрками можно было весело победить чиновничье хамство - да нет сомнений! Весело и со смехом. Шутить, а не быковать... Но наш российский оппозиционер, мало того, что злобен, так ещё и тотально глуп. Двуглавая наша власть готова к переменам. Голова Медведева это декларирует, а путинская не возражает. Надо только наладить алгоритм взаимоотношений власти и общества. А именно нормальных отношений наша радикальная оппозиция и не хочет.
Зачем, спрашивается, надо было мудаку этому Лёне прыгать у Кремля по ФСОшной машине? Надо думать, что хотелось на жопу приключений. Получит он их в полном объёме? Вряд ли. А жаль. Ведь уже все взбесились и принялись называть задержание негодяя похищением...
Мне представляется, что беда нашей оппозиции в отсутствии реального страха. Человек существо биологического и во многом зависит от первой сигнальной системы. Как собака Павлова - рефлекс боли, рефлекс угощения. С угощением всё в порядке у оппозиции - никто не цингует, а рефлексом боли не учат. Знаю наверное - один раз побывавший в реально беспредельной ситуации никогда не станет называть беспредельным поведение действующей власти. Не отдельных уродов, во власти прибывающих, а совокупным состоянием с гражданскими правами в нашей стране.
Вот и вчера в ночи мой приятель Миша принялся мне выспренно рассказывать о том, что своими действиями, провоцирующими власть на грубость, он "борется за мою свободу". В ответ на это я настойчиво попросил Мишу не делать этого. Во-первых, я абсолютно свободен, а во-вторых, я его на борьбу за мои права не уполномачивал. 
Захлёбываясь негодованием от моей неблагодарности Миша принялся громко и грязно материться. Пришлось указать товарищу на присутствие в звуковой близости изрядного количества, пусть подвыпивших, но женщин. И это не помогло. Тогда я сделал единственное, что возможно было сделать в такой ситуации - отошёл от Миши. Отныне, мне он не интересен. Потому что дураки и хамы не интересны, даже если они прокламируют высокие понятия...

лытдыбр

Суматошный денёк выдался. Утром занесло к одному крутому продюсеру на Первый канал. Продюсер оказался крутым лишь по статусу, а так, в общении, славным и внятным человеком.
Я поприсутствовал при обсуждении одного зарождающегося медиапроекта и обрадовался внятности и адекватности мыслей и действий человека с Первого.
Кто бы чего не говорил, а есть такая профессия – телевизионный продюсер.
Бродили с моим старшим товарищем по Стаканкино, он, собственно и послужил поводом для встречи.
Давненько не бывал там. В последний раз встречались с другим телепродюсером. С НТВ.
Тот принимал меня и моего другана Мишу Лабковского в кафешке у гардероба. Кафе как-то называется на останкинском жаргоне, но как – забыл.
Мы с Мишей предлагали энтэвэшнику программу про секс-кекс и социальное законодательство – именно таково направление вещания Лабковского на «Эхе Москвы», а продюсер слушал нас в вполуха и всё общение сводил к попыткам интегрировать Мишу в качестве психолога на проект «Суперстар».
Это, в свою очередь, не заинтересовало нас.
Так и разошлись – мы с Мишей пошли на выход из телецентра, а продюсер с НТВ двинул создавать своё прекрасное – «Ты-Суперстар!»
Продюсер с Первого принял нас по деловому, на десятом первоканальном этаже. Поил чаем, разговаривал разговоры и, повторяю, проявил очевидную адекватность и профессионализм, что вкупе с радушием, произвело на нас со спутником, очень славное впечатление.
Короче, сейчас рассказывать про цель визита рановато, но впоследствии непременно стану держать в курсе тех, кому будет интересно...
Сегодня кафе это, пресловутое, заиграло иными краскам, озарённое присутствием моего маститого и величавого спутника. На нас с интересом поглядывали молодые девочки, почтительно косились мужчины.
Попили мы со старшим товарищем кофе. Посмотрели в киоске на обложку одного журнала, с которой этот самый старший товарищ на нас поглядывал, и отбыли – каждый по своим дела…
После инкассировал изрядную сумму для дружественной организации. Мне звонили оттуда, из организации, пока я нёс по арбатским переулкам изрядную сумму в рублях и в сумке. Я придуривался и отвечал с чеченским акцентом, что получат они ихнего Юру только за изрядный выкуп. В трубке слышались предынфарктные стоны и я этим развлекался. Шутил, короче.
После разговаривали про смету ещё одного мероприятия, работа на котором позволяют сейчас жариться на кухне трём свиным отбивным.
В отличие от грядущего ужина, работа со сметой удовольствия не обещала и не доставила…
Кому сейчас приятно работать со сметами? То-то.
Ну, ладно. Котлетки изжарились, пойду открывать вино.
Может ещё вернусь к вомпу…

Поветкины

Кто как, а я болею за Поветкина. И к тому у меня серьёзные основания.

Во-первых, я знаю его родителей ещё до его рождения.

Во-вторых, на моих глазах, ещё младенцем Саша едва не погиб.

А, в-третьих, я просто патриот своей малой Родины - города Курска.

Как пропевается в одной из старых песен о главном - "городок наш ничего..."
Население в нём таково, что среди мужских особей преобладают экземпляры мужественные и жесткие.

Отличительной чертой мужской части аборигенов является выступающая вперёд нижняя челюсть и суровость нравов.
Женщины, наоборот, отличаются замечательно русской красотой. Мордовско-печенежского замеса.

Что тому причиной - не знаю, но, скорее всего, причины исторические.

Курск, испокон стоял на границах русской земли - во Владимиро-Суздальском княжестве - на границе со степью кочевой, в имперские времена - на границе лесо-степи со степью, а сегодня Курская область кое-где граничит с Украиной.

Старые районы города до сих пор называются именами слободок: Казацкая, Стрелецкая, Пушкарная, Ямская, Цыганский Бугор, а на месте квартирования полка, улицы и сегодня называются Ахтырскими.

Биологиеская жёсткость нравов у курской популяции в годы Советской власти реализовывалась в жестоких схватках жителей слободок между собой. Я не застал, но дворовые легенды доносили о групповых битвах - пятьдеся на пятьдесят, с колами и другим подручным оружием.

Ристалища проходили, традиционно, в парке им. Первого Мая. Туда на танцы сходилась боевая молодёж со всех местностей города, и... Ну, понятно, чем занимается молодёжь - ебля и драки.

Годы моей тревожной юности, аккурат, пришлись на боевое время вытеснения, т.н. "синяков" "спортсменами". "Синяками" (из-за обилия наколок) называли представителей сиделого люда, послушного тюремным традициям.

Формирование т.н. "спортсменов" неспешно проходило по спортзалам города. У курян сызамальства получалось с единоборствами.

Сначала город практиковал самбо, чуть после дзю-до. Это было спортобщество Динамо. Случались там и олимпийские чемпионы, а уж мира и Европы, так даже несколько. Курск одно время был олимпийским центром подготовки дзюдоистов.

Негромко развивался бокс. Но специфика этого спорта - незамысловатость обучения, буквально, паре движений и готовый боец обретал нехитрый навык - массово поставляла людей на улицы.

Ребята из разных районов города перезнакомились между собой в спортивных раздеалках. Взаимая приязнь возникала вопреки слободским традициям. Исторически враждовавшие Казацкая и Цыганский Бугор забывали неприязнь на татами и на ринге.

Образовывались экстерриториальные сообщества спортсменов Курска...

А в это время в зонах и по тюрьмам выяснения отношений между слободскими мини-землячествами продолжались...

Семидесятые годы ознаменовались пассионарными толчками по всему миру. Не миновали они и моего города.
Кажется, году в 74-м произошло одно из первых боестолновений спортсменов с "синяками". На Стезевке (большой купальный пруд на границе Казацкой и Пушкарной) "спортсмены" "отмудохали" взрослых и сиделых.

После этого случились закономерные "разборки" на Птичне - небольшом участке Центрального рынка, где торговали голубями и выясняли отношения "блатные". После образования генерации спортсменов Птичня стала отмерать. Разборки стали происходить в других местах.

Но, пора останавливаться в бытописательстве... А то заблудимся рассказом... Гиляровский какой-то.

Отец олимпийского чемпиона, чемпиона мира и всего на свете Александра Поветкина - Владимир Иванович родился и вырос в Казацкой. Там же, с самого дестства, его стали называть Вовсей.

Вовся занимался боксом в спортивном комплексе "Спартак" и, говорят, продвинулся до КМСа в полутяже. Это серьёзные показатели.

Вовсю на ринге я уже не застал. Мы разминулись с ним в спортзале года на три. Но хорошо помню его зрителем на соревнованиях. Он приходил с красивой девушкой Ирой (будущей мамой Саши) и с трибун центрального спартаковского зала расматривал новое поколение бойцов.

Мы, юная генерация курских боксёрчиков, из уст в уста передавали легенды про Вовсин авторитет и обстоятельства его обретения. Нам очень хотелось произвести на Вовсю впечатление...

Помимо выдающихся бойцовских качеств у Вовси довольно рано обнаружилось ещё несколько личностных, поднявших его в элиту мужественных людей города.

Особенно выделялиись лидерство и перекрёстное с ним обострённое чувство справедливости. Через какое-то время Вовся стал, пожалуй, самым уважаемым человеком в городе, выполняя функции, как бы ласковее выразиться - крёстного отца и тритейского судьи.

Я не был ангелом в юности. Не был и каким-то крутым мафиози, но, пусть не часто, но с Вовсей пересекался.
В основном это было по поводу мордобоя.

Мы - мои друзья (очень интеллегентные люди) и я, затевали драку с какими-то уважаемыми в городе людьми, как правило, в этой драке побеждали, а после, что б сократить неприятности от слободских сообществ, приезжали к Вовсе и просили защиты.

Мы были слободским чужие, потому что жили в центре города и учились в учебных заведениях, но Вовся нам покровительствовал и неоднократно выручал.

Году, кажется, 79-м я очередной раз свалил из армии, с понтом, на соревнования, а на самом деле, домой. Безобразничать.

Под это радостное событие в одном из ресторанов наша бригада схлестнулась с аналогично заряженными хлопцами и мы побуцкали друг друга.

Следующим летним деньком приезжаем мы к Вовсе домой. В Казацкую. Дом в частном секторе. Обыкновенный. Хозяин принимал нас в саду.

Поговорили. Всё порешали и уже собирались уезжать, но тут Вовся вспомнил, что среди уличной шпаны у меня был наиболее убедительный навык обращения с нунчаками.
В те времена нунчаки были ещё диковинкой.

Вовся только-только начал осваивать этот инструмент. Спросил меня - правильно ли у него получается. Я взял нунчаки и продемонстрировал свои невеликие умения.
Вовся стал повторять обратную восьмёрку.

Мы стояли около дома. Рядом с дверью на летнюю веранду. Палочки мелькали в воздухе, посвистывая.

Дверь приоткрылась. На пороге стоял карапуз упакованный в пелёнку. Вторую он держал в руке и с любопытством разглядывал отца глазами ангела.

Смертоносный снаряд проносился в считанных сантиметрах от темечка младенца.

Казалось, неловкое движение и случится непоправимое.

Обошлось!

Уже у калитки присутсвовавший при этой сцене Алик Фантомас произнёс сакраментальную фразу: "Если Вовся так будет воспитывать сына, то малыш может не дожить до совершеннолетия".

Как говорится, прошли годы. Тот карапуз с пелёнкой стал олимпийским чемпионом и вообще профессионалом, пртендентом на высшие пояса.

Знающие эту семью не испытывают сомнений в том, благодаря чему Саша Поветкин достиг своих вершин. Вовся, Владимир Иванович оказался великим спортивным педагогом и замечательным отцом.

Дай тебе Бог здоровья Владимир Иванович! И спасибо за курский бокс!

Недавно Саша подвернул ногу и его бой с Кличко отложен.
Очень хочу, что б Сашка скорее выздоровел и надрал жопу этому амбалу из Киева. Не потому, что имею что-то против самостийной Украины. Просто с Курском у меня больше связано.

А может быть тот младенец в дверях веранды был и не Саша, а его младший братик Володя. Сегодня тоже очень хороший боксёр. И тоже профессионал. Я тогда не спросил имени ребёнка...