znatokin (znatokin) wrote,
znatokin
znatokin

Categories:

Поветкины

Кто как, а я болею за Поветкина. И к тому у меня серьёзные основания.

Во-первых, я знаю его родителей ещё до его рождения.

Во-вторых, на моих глазах, ещё младенцем Саша едва не погиб.

А, в-третьих, я просто патриот своей малой Родины - города Курска.

Как пропевается в одной из старых песен о главном - "городок наш ничего..."
Население в нём таково, что среди мужских особей преобладают экземпляры мужественные и жесткие.

Отличительной чертой мужской части аборигенов является выступающая вперёд нижняя челюсть и суровость нравов.
Женщины, наоборот, отличаются замечательно русской красотой. Мордовско-печенежского замеса.

Что тому причиной - не знаю, но, скорее всего, причины исторические.

Курск, испокон стоял на границах русской земли - во Владимиро-Суздальском княжестве - на границе со степью кочевой, в имперские времена - на границе лесо-степи со степью, а сегодня Курская область кое-где граничит с Украиной.

Старые районы города до сих пор называются именами слободок: Казацкая, Стрелецкая, Пушкарная, Ямская, Цыганский Бугор, а на месте квартирования полка, улицы и сегодня называются Ахтырскими.

Биологиеская жёсткость нравов у курской популяции в годы Советской власти реализовывалась в жестоких схватках жителей слободок между собой. Я не застал, но дворовые легенды доносили о групповых битвах - пятьдеся на пятьдесят, с колами и другим подручным оружием.

Ристалища проходили, традиционно, в парке им. Первого Мая. Туда на танцы сходилась боевая молодёж со всех местностей города, и... Ну, понятно, чем занимается молодёжь - ебля и драки.

Годы моей тревожной юности, аккурат, пришлись на боевое время вытеснения, т.н. "синяков" "спортсменами". "Синяками" (из-за обилия наколок) называли представителей сиделого люда, послушного тюремным традициям.

Формирование т.н. "спортсменов" неспешно проходило по спортзалам города. У курян сызамальства получалось с единоборствами.

Сначала город практиковал самбо, чуть после дзю-до. Это было спортобщество Динамо. Случались там и олимпийские чемпионы, а уж мира и Европы, так даже несколько. Курск одно время был олимпийским центром подготовки дзюдоистов.

Негромко развивался бокс. Но специфика этого спорта - незамысловатость обучения, буквально, паре движений и готовый боец обретал нехитрый навык - массово поставляла людей на улицы.

Ребята из разных районов города перезнакомились между собой в спортивных раздеалках. Взаимая приязнь возникала вопреки слободским традициям. Исторически враждовавшие Казацкая и Цыганский Бугор забывали неприязнь на татами и на ринге.

Образовывались экстерриториальные сообщества спортсменов Курска...

А в это время в зонах и по тюрьмам выяснения отношений между слободскими мини-землячествами продолжались...

Семидесятые годы ознаменовались пассионарными толчками по всему миру. Не миновали они и моего города.
Кажется, году в 74-м произошло одно из первых боестолновений спортсменов с "синяками". На Стезевке (большой купальный пруд на границе Казацкой и Пушкарной) "спортсмены" "отмудохали" взрослых и сиделых.

После этого случились закономерные "разборки" на Птичне - небольшом участке Центрального рынка, где торговали голубями и выясняли отношения "блатные". После образования генерации спортсменов Птичня стала отмерать. Разборки стали происходить в других местах.

Но, пора останавливаться в бытописательстве... А то заблудимся рассказом... Гиляровский какой-то.

Отец олимпийского чемпиона, чемпиона мира и всего на свете Александра Поветкина - Владимир Иванович родился и вырос в Казацкой. Там же, с самого дестства, его стали называть Вовсей.

Вовся занимался боксом в спортивном комплексе "Спартак" и, говорят, продвинулся до КМСа в полутяже. Это серьёзные показатели.

Вовсю на ринге я уже не застал. Мы разминулись с ним в спортзале года на три. Но хорошо помню его зрителем на соревнованиях. Он приходил с красивой девушкой Ирой (будущей мамой Саши) и с трибун центрального спартаковского зала расматривал новое поколение бойцов.

Мы, юная генерация курских боксёрчиков, из уст в уста передавали легенды про Вовсин авторитет и обстоятельства его обретения. Нам очень хотелось произвести на Вовсю впечатление...

Помимо выдающихся бойцовских качеств у Вовси довольно рано обнаружилось ещё несколько личностных, поднявших его в элиту мужественных людей города.

Особенно выделялиись лидерство и перекрёстное с ним обострённое чувство справедливости. Через какое-то время Вовся стал, пожалуй, самым уважаемым человеком в городе, выполняя функции, как бы ласковее выразиться - крёстного отца и тритейского судьи.

Я не был ангелом в юности. Не был и каким-то крутым мафиози, но, пусть не часто, но с Вовсей пересекался.
В основном это было по поводу мордобоя.

Мы - мои друзья (очень интеллегентные люди) и я, затевали драку с какими-то уважаемыми в городе людьми, как правило, в этой драке побеждали, а после, что б сократить неприятности от слободских сообществ, приезжали к Вовсе и просили защиты.

Мы были слободским чужие, потому что жили в центре города и учились в учебных заведениях, но Вовся нам покровительствовал и неоднократно выручал.

Году, кажется, 79-м я очередной раз свалил из армии, с понтом, на соревнования, а на самом деле, домой. Безобразничать.

Под это радостное событие в одном из ресторанов наша бригада схлестнулась с аналогично заряженными хлопцами и мы побуцкали друг друга.

Следующим летним деньком приезжаем мы к Вовсе домой. В Казацкую. Дом в частном секторе. Обыкновенный. Хозяин принимал нас в саду.

Поговорили. Всё порешали и уже собирались уезжать, но тут Вовся вспомнил, что среди уличной шпаны у меня был наиболее убедительный навык обращения с нунчаками.
В те времена нунчаки были ещё диковинкой.

Вовся только-только начал осваивать этот инструмент. Спросил меня - правильно ли у него получается. Я взял нунчаки и продемонстрировал свои невеликие умения.
Вовся стал повторять обратную восьмёрку.

Мы стояли около дома. Рядом с дверью на летнюю веранду. Палочки мелькали в воздухе, посвистывая.

Дверь приоткрылась. На пороге стоял карапуз упакованный в пелёнку. Вторую он держал в руке и с любопытством разглядывал отца глазами ангела.

Смертоносный снаряд проносился в считанных сантиметрах от темечка младенца.

Казалось, неловкое движение и случится непоправимое.

Обошлось!

Уже у калитки присутсвовавший при этой сцене Алик Фантомас произнёс сакраментальную фразу: "Если Вовся так будет воспитывать сына, то малыш может не дожить до совершеннолетия".

Как говорится, прошли годы. Тот карапуз с пелёнкой стал олимпийским чемпионом и вообще профессионалом, пртендентом на высшие пояса.

Знающие эту семью не испытывают сомнений в том, благодаря чему Саша Поветкин достиг своих вершин. Вовся, Владимир Иванович оказался великим спортивным педагогом и замечательным отцом.

Дай тебе Бог здоровья Владимир Иванович! И спасибо за курский бокс!

Недавно Саша подвернул ногу и его бой с Кличко отложен.
Очень хочу, что б Сашка скорее выздоровел и надрал жопу этому амбалу из Киева. Не потому, что имею что-то против самостийной Украины. Просто с Курском у меня больше связано.

А может быть тот младенец в дверях веранды был и не Саша, а его младший братик Володя. Сегодня тоже очень хороший боксёр. И тоже профессионал. Я тогда не спросил имени ребёнка...
Tags: бокс, курск, нунчаки, поветкин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments