znatokin (znatokin) wrote,
znatokin
znatokin

Categories:

Иксанов - Цискридзе.

Жизнь ведь очень непростая штука, правда? Особенно, что касается отношения к людям. Ведь как бывает - знаешь человека лично, давно, выработалось представление о нём, образовался в сознании устойчивый образ товарища, а тут узнаёшь про то, что другой человек, с которым лично не знаком, но тоже чрезвычайно симпатичный (в верном, общечеловеческом понимании этого слова), оппонирует твоему знакомому, уличает того в неблаговидном. Как в таком случае определиться, чью сторону принять? У меня сейчас такой вопрос образовался.
Действующие лица этой моей коллизии: Анатолий Геннадьевич Иксанов и Николай Цискаридзе.
Познакомился с Иксановым я осенью 1981-го года (30 лет назад!), когда труппа БДТ им. Горького впервые собралась в здании театра после продолжительных гастролей - в театре проходил капремонт длинною в год. В самый разгар этого ремонта летом, я трудоустроился в театр дворничать. Как-то писал уже здесь, что приняли меня на эту знаковую в те времена должность не как диссидента, а наоборот - как кандидата в члены КПСС, куда вступил шутейно, сдуру, по наивным тогдашним убеждениям, в армии. По райкомовской квоте в КПСС тогда принимали исходя из социальных выкладок - на одного творческого работника, интеллигента - один сотрудник по рабочей сетке - монтировщик, реквизитор, бутафор, ну или дворник, на худой конец. Артисты ломились в партию табунами, а монтировщики и остальные не шибко активничали. Своим кандидатством я пришёлся  театру ко двору. Во всех смыслах. Покудова шёл ремонт - штробились стены для современной (на ту пору) проводки, строился плунжер на авансцене, реставрировался зрительный зал - новые кресла, лепнина, живопись на потолке, заботами о чистоте двора никто себя не утруждал. Двор был завален стройматериалами и мусором. Меня задействовали в отделе снабжения. На ту пору я был обладателем относительно приличного костюма и мог построить фразу без мата. Ездил по Ленинграду с накладными, получал швеллера, уголок, гвозди и остальное, без чего ремонт не ремонт. А перед приездом труппы, когда двор очистился, разжаловали снова в дворники. Пришлось обрести навыки обращения с метлой, а в последствии и с лопатой - зима случилась необычайно снежной и двор засыпало. Победить снежные заносы в одиночку было в принципе нереально, а проблема усугублялась ещё моей фантастической ленью и нелюбовью к физическому труду. И я принялся хитрить - когда к 11 утра труппа шла на репетицию, на утренний спектакль (по выходным), то видела человека обречённо машущего лопатой. В самый момент начала репетиции, лопата откладывалась и я шёл спать в дворницкую - комнату в коммунальной общаге театра. Уходя с репетиции артисты снова наблюдали мою борьбу со стихией. Постановочный труд повторялся во время каждого массового прихода театральных работников и образовалось стойкое и всеобщее заблуждение, что дворник чрезвычайно трудолюбив, но стихия непобедима. В  один прекрасный день, Тахир (так, по имени называли тогда в театре главного администратора Иксанова) мне и говорит: "Юрик, а чего ты ломаешься с этим снегом? Найди какую-нибудь воинскую часть, договорись и пусть тебе помогают, а я их начальство хорошо в зале посажу спектакли смотреть..."
Надо сказать, что в те времена возможность посетить спектакли БДТ обреталась либо посредством многочасовых стояний у касс театра, либо эксклюзивным блатом. Билеты и контрамарки в театр котировались необычайно высоко.
Я скоренько сообразил, нашёл и договорился. Воинская часть называлась "Учебный отряд подводного плавания" и находилась в конце Большого проспекта Васильевского острова. И началось! До полуроты матросов ежедневно вычищала театр и окрестности, трудилась на остальные службы, а я получив в театре погонялово "Старшина", благодарно исполнял поручения администрации - Иксанова, Вени Каплана и замдиректора Романа Белобородова.
Но это так - лирическое отступление - этим постом я вспоминаю в основном капремонт театра тридцатилетней давности. Этим капремонтом в те стародавние времена занимался на театре не главный администратор Иксанов, а замдиревтора Бобыльков Андрей Аркадьевич. Объём ремонтных работ и финансовых вложений тогда в БДТ соизмеримы с тем, что сделал с Большим Иксанов сейчас. С поправкой на развитой социализм и сегодняшнюю цену барреля.
Как и сегодня преображение театра было воспринято неоднозначно. Сейчас уже подзабылось, но артисты тогда громко шептали в кулуарах претензии к сделанным титаническим работам. Упрёком было отсутствие новой мебели в гримёрках. И Бобылькова схарчили. Постаревший за время ремонта замдиректора был уличён в личной нескромности, в каких-то ещё мелких нарушениях и уволен. Тогдашние Цискаридзе, вполне себе замечательные, любимые страной артисты наперегонки клевали старика на партсобрании коллектива, припоминали и то и сё. Меленько, но покусывали, решали своё, сиюминутное... Я помню то партсобрание. Никак не мог взять в толк - как же можно пенять на какие-то пустяки человеку, личной энергией которого был совершён такой исполинский труд.
Сегодня уже нет партсобраний и слава Богу! Но есть вполне заменяющий их институт - свободные СМИ. Достаточно большому артисту Цискаридзе ляпнуть любую пакость, что бы быть услышанным и растиражированным.
Помню стоящего у пожарки театра, после того пресловутого партсобрания, Андрея Аркадьевича. Некурящий старик глубоко затягивался сигаретой и, как ребёнок, плакал.
Собственное отношение к коллизии Иксанов - Цискаридзе определено - я на стороне Тахира. И не только потому, что тот сыграл в моей судьбе изрядную роль, а и потому, что отчётливо помню несправедливость по отношению к Бобылькову. Надеюсь, в частном случае, Справедливость очевидна и восторжествует.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments